kartman_erik (cartman_eric) wrote,
kartman_erik
cartman_eric

Category:

Русско-германская битва. Берлин 4

Мою мать, Женщину-Красавицу, однажды спросила мелкозубая подруга: «Ларис, а когда ты в ресторан ходишь ты вечернее платье надеваешь? И танцуешь со Своим Супругом?». На что моя матушка удивленно приподняла бровь… « С кем танцевать? С Сережкой? Где? В ресторане? Да мы туда жрать ходим. А не на танцы!»

Не поняла та самая лютая подруга мою мать. Голодное советское время было тогда. Очень голодное. Сейчас сытнее. А мои ж родители ходили в ресторан на работу. Мой папа был одним из шеф-поваров, готовящих из «говна» «конфетку». А мать, пока не родила меня, была самой–самой-самой фактурной официанткой. Которая таскала подносы до девятого месяца беременности. Может  поэтому у меня пиписька такая маленькая и не стоячая?

Так и не смогла понять мелкозубая подруга моей матери зачем она с отцом  в ресторан  вечерами или в выходные ходит. Пожрать, в ее понимании,  можно было бы и дома свежеукраденным. Или из котла алюминиевого зачерпнуть на рабочем месте. А коль жрешь много и хорошо, то зачем без танцев ходить куда-то где, помимо всего прочего, потанцевать можно? Потанцевать в сложном платье или еще каком замудреном наряде?

Такие же безответные вопросы встают перед обычным одиноким пидором. Зачем семейной паре ходить в гей-клуб? Ведь можно и дома в любой момент поебаться.

Ну что мы можем на это ответить? Вот именно за этой самой еблей мы и ходим, мало того, не ходим, а летаем в гей-клубы. Ибо в Москве секса нет. Но нет не секса, а мест для того секса, который нам нравится. В Берлине, про который мы думали что это столица безудержного гомосекса, приведшего к власти Гитлера, тоже не все места подходят для нас…

Будучи в Москве попросили весь мир о помощи  - посоветовать о том, куда идти тут, то есть в Берлине. И получили ответы  от русскоязычных «германцев», нашедших свое счастье тут. «Куда угодно. Только улыбайтесь». А такой совет могут дать только лузеры, переехавшие из Житомира в германскую квартиру, размером с нашу московскую ванную, к старому, жирному, но жутко экономному немецкому ревнивому мужику. Который первый и последний раз потратился на поездку в Россию, где и снял того неудачника, который смело может теперь писать, что он живет в Германии. И не зависимо от того какие на нем трусы, как его зовут в к каком городе он живет.

…Удар ногой по башке… Второй, третий. Хорошо, что закрылся от него и все приходится в висок, а не по лицу, которым я работаю. Хуярит просто насмерть… Знает ведь куда целиться… На генетическом уровне у него это…  Это в висок хуярил меня охранник того самого замечательного клуба, где все улыбались друг другу.

…Мы с Максом изменили своей стародавней привычке, поведясь советам этих самых лузеров, и начали разговаривать на русском и широко улыбаться. За русских нас не принимают даже на Родине. А тут вдруг пробило. «Улыбайтесь» и «доброжелательно». После наших улыбок и начали пиды в белых майках демонстративно (да, да, именно демонстративно!) скашивать носы в сторону и уходить от нас. А когда же мы решили свалить, то произошла небольшая неудачная заминка. Макс расплатился за все то что мы выпили (а там дают бумажки, на которых все выпитое в баре классифицируется разными черточками и перед выходом их и надлежит оплачивать), но меня рядом в тот момент не было. Я отсасывал. У самой важной звезды. Которая, звезда,  травлю на нас русских устроила и возглавила. Жанна, блядь д Арк. Или на Жанна д Арк - д Ырк… Когда же ее свита рассосалась, то она позвонила и врагу своему «рассосаться». То есть мне. И я Вам как разведчик докладываю о строении половых органов немецких пид. Вы когда-нибудь пытались сосать спичечный коробок, который кладут на столы в ресторанах? Такой маленький, узенький  и шершавенький? Нет? Так вот. Попробуйте, и тогда поймете какие ощущения у меня были во рту, когда я взял в рот у этого румяного и высокого немецкого блондина. Но, глупо о себе некрасиво говорить, а уж тем не менее писать в вечном интернете, поэтому я напишу правду. Я оказался на высоте. Я сосал так отчаянно, что даже у  спичечной коробочки расшириласть, впервые в жизни и к его же удивлению, головочка членика…Но все это мы творили тихо и незаметно. Пока его «партайгеноссе» не видят. Сразу же после белого арийца мне в рот попытался вставить огромный, здоровый и очень губастый негр. Нет, нет, постойте! Не возбуждайтесь! Это не такой что Вы подумали и не тот, о котором я мечтаю. Это был очень жирный негритянский подросток. От воспоминания о запахе его лобка меня подташнивает до сих пор…

Так вот. Пока я сосал, отплевывался от негра и разгонял местную тусню каких-то желтопузых (то ли тайцы, то ли вьетнамцы. Хер их разберешь. Все мелкие и одеты в джинсы, размером с мою шапку), Макс расплатился за выпитое. И ждал меня. Прям перед самым выходом, рядом с кассой. Этакий КПП. Когда же я появился, то Макса попросили предъявить оплаченный счет или заплатить 50 евро за потерянный билет, изъятый, на самом деле при оплате. Мы, что естественно начали торговаться. И когда с английского мы перешли на русский, то сзади кто-то прохабалил, из «счастливо уехавших» девок «Не гаааваарите паа русски». В результате слупив с нас 50 евро за якобы потерянные билеты (загадка, почему 50? Ведь нас было двое и два билета проебалось. Должны были сотку попросить. Кстати. Совершенно идиотские правила. Требовать всего лишь полтинник за бумажку, содержащую всю информацию о выпитом в баре… Знали бы мы об этом раньше, то мы бы пивом не накачивались, а сразу выбросили бы этот аусвайс и оторвались бы в баре по-полной. Что Вам и советуем сделат. ), нас выпустили из концлагеря немецкого гей-гламура. Но при пересечении КПП во мне взыграла гордость победителя и я легонечко похлопал кассира, снявшего «навар» по щеке. Раза три-четыре. Причем усиливая силу удара. Тут же нарисовался вышибала, который профессионально уложил мое нетрезвое высочество на землю, отхуярив ногами по голове…

… В гостиницу вернулись с твердым пониманием того, что никаких гулянок в этом городе, в котором бывшие наши пиды всем улыбаются, как последние дуры, не будет. Сотрясение мозга – первая причина конца так не начавшегося разврата. Рожа, которая должна к утру обезобразиться синяками – вторая. И самая главная. Осадок от посещения толерантного клуба. Кстати, о толерантности мне постоянно говорил завсегдатай заведения, с выраженными признаками заболевания СПИД в последней стадии, когда пытался по заданию своих партайгеноссе, приблизиться ко мне и передать кусочек себя, пришептывая при этом «надо быть толерантным, все мы такими будем». Типун ему на язык! С такими мыслями, с рожей, обмазанной «Арникой» и несколькими таблетками аспирина, запитого с горя даже не коньяком, а водой, я заснул на одной из самых мягких постелей, на которой мне доводилось спать в гостиницах.

… Спал я как ребенок. Сказалось перенесенное отбитие мозга. Утром же зеркало предъявило мне лицо без единого синяка. Вот что сотворил за ночь тюбик этого средства. Но, несмотря на неожиданное исцеление желания гулять не было. Даже, несмотря на субботний день. И прошлявшись весь день по городу в 11 вечера мы завалились в кровать…

…Естественно через десять минут мы, несмотря на все клятвенные ночные  заверения мы уже неслись почти в том же направлении, где мы так памятно зажгли накануне. На  улицу, которая зовется в честь Моцарта и где, по уверениям путеводителя находился бар, в котором собирались обычные мужики, а не сильно престарелые юноши в беленьких маечках, боящиеся говорить по-русски.

Моцартштрассе (можем ошибаться в названиях. Немецкий у нас никакой. Поэтому и просили мы себе гида, говорящего по-русски. Но вместо гида получили совет взять бесплатную карту города в том месте, где меня избили. Пиздатый совет! Взять карту на немецком! И бесплатную! Хуй там нам был, а не карта! В мире кризис, поэтому халява, если она и была, кончилась), так вот, Моцартштрассе оказалась довольно-таки извилистой улицей, которая так и норовила выскочить из под нас. Да и мы шли в этот бар без особого энтузиазма. Раза три сбивались, поворачивали не туда, путались в немецких названиях. Наконец нашли. Обычная, ничем не примечательная черная дверь. А за ней! Мамочки! Малюсенький «предбанник», отделенный шторкой, за которой можно быстро произвести необходимое превращение себя самого в другого себя. И небольшое помещение бара. В который абсолютно бесплатный, в отличии от предыдущего, семиеврового, вход. И все это плотно-плотно-плотно забито настоящими мужиками. На все вкусы. В коже, сбруе, латексе, пирсинге, татуировках, и чем угодно, но не в коронах, мужиками. От сигаретного дыма щиплет в глазах. И все доброжелательно улыбаются. Тут то мы поняли, что мы тут наконец оторвемся по полной. Так оно и вышло. Но, об этом в следующем тексте. Устали писать, да и Вам надо дать возможность посочувствовать или позлорадствовать над нашими злоключениями…

 

Subscribe

  • (no subject)

    - Может быть наконец выйдем из дома и посмотрим, как похорошел Амстердам при новом короле Вильгельме? - взмолилась на третий день беспрерывного…

  • (no subject)

    В моей школе каждого класса было по одному. Получается, что обучалось чуть больше трех сотен человек. Поэтому все друг друга хорошо знали. Был в ней…

  • (no subject)

    Иногда, усаживаясь в «покойное» кресло в белоснежном чехле, с высокой спинкой и приятными подлокотниками (IKEA) на собственной даче (100…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments