November 1st, 2014

Просто я

Как я провел лето.

Итак, продолжу.

Если Вы думаете, что в Германии без рецепта нельзя купить сильные лекарства - Вы заблуждаетесь. То есть, действительно, нельзя. Но не нам. Мы, через немецких друзей, обеспечили себе неплохой запас разнообразнейших и вкуснейших лекарств. Но от заразы, селикционированной Иваном Грозным, немецкие фармацевты ничего не имеют.

Хотя есть в высокой температуре и свои удобства. Когда у меня в Берлине долбануло 39, то на улице неожиданно включили 32. А кондиционеры там являются редкостью. Жадные немцы упорно врут о том, что они им не нужны по причине отсутствия жары. Даже несмотря на то, что цены на них стартуют от 100 евро. Когда все окружающие подыхали от жары меня колотил озноб. А это сущие пустяки при наличии пары-тройки одеял.

Ну а у Макса все закончилось не слишком весело. Четыре дня температура скакала от 35 до 41. И на пятый день живенького отдыха до нас доперло позвонить в страховую кампанию. По обычной страховке, которую требуют у всех выезжающих.

В страховой кампании предложили или прислать врача домой, или поехать в любую клинику своим ходом. Выбрали второй вариант. Причина банальна. В этот день открывался чемпионат мира по футболу. И врач, оторванный от телевизора, просто усыпил бы нас средством, найденным в ванной комнате своего воинственного дедушки-врача.

Выбрали клинику в которой радистка Кэти родила Штирлицу двойню.

В приемном покое, пока Макса наряжали в маски, увидели беременную бабу со спутником и оцинкованным ведерком. «Рожать приехала», со знанием деля пояснил я Младшему. «А ведро на тот случай, если в пути воды отходить начнут. Что машину-то этим водопадом засирать?»

Промыв наши с Максом организмы полутарочасовыми капельницами, за время которых мы принимали мученические позы и корежили изможденные морды, которые сразу же отправлялись в Инстаграмм, немецкие медики вынесли вердикт:

Макса - на опыты.

Меня - с ящиком десятидневных антибиотиков - домой.

Дома ничего интересного за это время не происходило. Зато у Макса было столько всего!

Ночевать его оставили в приемном покое. Немцы правильно рассудили, что если у него западно-сибирская Эбола, на которую они спилят мясистый грант, то один зараженный этаж легче сжечь, чем сносить всю отравленную Максом клинику. Но, к их великому огорчению из максовых посевов за ночь никакая Выдразеба не выросла и все санитарки остались несожранными русским Чужим. Пришлось переводить его в палату.

… Соседом Макса оказался востроносенький еврей-гомосексуал, потряхивающий перед всеми шейной звездой Давида. Жидяра сразу решил, что Макс варвар, отовсюду ворующий на сувениры туалетную бумагу, и стал его обучать правилам сортировки мусора, одновременно требуя от Макса отставки Путина. И все это внаглую на немецком. Макс вежливо с ним соглашался и мечтал о том, что когда он вырвется на свободу, то в отместку старому пидору он напьется шампанского и забудет о нем навсегда.

Сама же больница на нас с Младшим, когда мы приехали к Максу следующим вечером, произвела неизгладимое впечатление. Спокойно заходишь на территорию, которая скорей напоминает средневековый университет, заходишь в корпус, самостоятельно доходишь до нужной палаты. Персонала, охраны, санитарок, гардеробщиц нигде нет. Как и нет режима посещения. На этажах расставлены тележки с соками,  водами, сухими супами и прочими закусками, к которым у умирающих обычно возникает ночная тяга. На этажах комнаты для встреч, тренажеры, и пр. пр. пр. о назначении чего мы даже и не догадываемся. Да и сам Макс утверждал, что кормили его чуть лучше ресторана пятизвездного отеля.

Субботним вечером, продержав Макса две ночи, немецкая медицина, базирующаяся на опытных исследованиях 30-х 40-х годов прошлого века, с грустью поставившая диагноз «Пневмония», отправила его домой. А в понедельник мы должны были улетать.

Но не в моих правилах упускать веселье. Даже на смертном одре. Поэтому дата отлета был передвинута на неделю.

И это была самая незабываемая неделя в Берлине! Макс пил с утра шампанское, вино за обедом, травяные коктейли перед ужином, коньяк  или шафрановый джин на ночь и, в перерывах, пиво. А я пил антибтотики-антибиотики-антибиотики-антибиотики. И актимель.

Свой килограмм антибиотиков я доел аккурат перед гей-прайдом. Поэтому обвинить меня в том, что мероприятие этого года на меня произвело удручающее впечатление по причине трезвости, нельзя. Более убогого и печального зрелища чем парад этого года я не видел. Спонсоры что ль куда все делись? Или немцы на роль сирых и убогих вместо пидоров хохлов выбрали и деньги на них херачат? Или они решили ничего и никому не давать, а все самим потратить.

DSC_3300

Копия DSC_3297

DSC_3348

DSC_3324

DSC_3328

Вернувшись в Москву я решил развернуть бурную деятельность в Фейсбуке. Как Вы помните, там я Белка Стрелкина - поэтесса-фотография с фотоаппаратом. Попросилась я в сообщество, наиболее близко такой дамочке. А именно к каким-то алкоголикам - любителям художеств. Очень и очень культурное общество людей, которые устраивают красивые пятницы, красивейшие субботы и наикрасивейшие воскресенья. И фото этих красоты вывешивают. Ну так шашлыки всякие в ведрах майонеза. Водочные бутылки в виде хуёв и грудей. Банки с самогоном, опять же там есть. А я начал, по глупости, вывешивать фотографии вдовы Клико на фоне еврейского центра; кубинского рома, смешанного величайшим коньячным мастером на фоне карибских пляжей; виски, настоянного на яблоках Нью-Йорка, которыми лично торговал Рокфеллер. Ну и за это получил в комментариях статус «тупая пизда» и поток жалоб хозяину этой группы. И был я с позором изгнан из этого достойного сообщества ФБ.

IMG_7155

DSCN0379

10428191_329050527252466_8948940959424208301_o



Зато с другого сайта на котором я был достаточно популярен хоть и не любим хозяином, я, громко хлопнув дверью, удалился сам. И собаку свою, которая там тоже писала новости из жизни хозяев-пидорасов, тоже увел. А шутка ли, в нынешние времена требовать у посетителя гей сайта номер мобильного телефона? А в случае его непредоставления в указанный срок доступ к твоей анкете закрывается навечно и ты лежишь на этом сайте как Ленин на площади? Но я не просто удалился. А скопировав, предварительно все-все-все что я там написал с 2008 года. Получилось около 500 страниц подробнейших историй о проститутках, путешествиях, магазинах, миньетах. Будет что внукам на старости почитать.

Пожалуй, больше ничего интересного этим летом и не произошло. Макс и Младший съездили в Палермо.И об их перемещениях мне приходили СМС из банка. «Карта такая-то. Гуччи. Оплата столько то евро… Карта такая-то. Миссони. Оплата столько-то евро». Зато такие сообщения позволяли мне проявить заботу о них в полной мере. И периодически бегать в банк хлопотать перед окошком внесения денег на карту. А они меня успокаивали тем, что рассказали, что ничего грязнее в жизни чем Палермо они не видели.

Ах, да! И в июле я попытался забронировать отель в Нью-Йорке на Хеллоуин. Хуй мне! Все что я хотел было давно разобрано. Так что тыквы в этом году, как впрочем и всегда, я режу здесь, на Родине, в Москве.

Ну и для тех кто дочитал меня до конца, небольшой обзор состояния рынка проституток. Из Германии куда-то подевались все испанцы. На их место пришли бразильцы. Белокурые губастые телята с огроменными жёпами и маленькими пиписеньками. Это я по сайту проституток обобщения для Вас сделал. Потому как самому проебать такие жопении у меня всей моей среднерусской стати не хватит.

Ну а с российскими блядями все понятно. Все такое же непромытое, страшное и кривое настолько, что у ребят просто бесплатного секса нет. Вот они и предлагают себя за деньги. Для повышения самооценки. «Это не я такой страшный. Это вокруг все бедные». С нетерпением жду нашествия толстоляхих румяных хохлов. Которые себя по 500 евро продавать будут. Сейчас морозы грянут. И они потянутся косяками.

P.S. Спустя два месяца после пребывания в клинике в берлинский адрес пришло два требования оплаты за лечение. С меня, за одну таблетку от повышенного давления и капельницу требовали 120-ть евро. С Макса, за две ночи в обществе недоверия - 2400. Позвонили в страховую. Те сильно удивились, как все уже было давно оплачено. Ну и еще одно письмо с требованием оплаченных 120-ти евро немцы прислали две недели назад. А что тут такого? Им же никто не запрещает по два раза деньги воровать? Тем более у тупых русских.