Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Просто я

Теперь уже никогда.

А мне вот очень-очень хочется дружить со звездой. Но не с Ксенией Собчак. А с какой-нибудь настоящей звездой шоу бизнеса. Ну, например с каким-нибудь оскароносным сценаристом. Например... Но почему-то дружить со мною пытаются грузчики масляковского КВН, зовущие меня пить  пиво ночью в среду.

Ну или даже не дружить с ним. А просто обмениваться в Инстаграм лайками. Но лайкает меня почему-то Маруся из журнала «Сплетник».

Collapse )

Просто я

По нулям.

В замечательный день, накануне Отдания Пасхи, на который в этом году выпал день отдыха от независимости, и в который, по причине его неудобного календарного положения я остался в Москве, решил, с какого-то горя, прогуляться по московским гомоместам. В качестве отправной точки выбрали свежесостряпанный по московским меркам бар "ZERO".

Прогулка, а отправились мы туда пешком, ибо относительная близость к дому на это провоцировала, пришлась прямиком в окно между неожиданными дождями, которые слегка прополоскали Москву и раскрутили липоцветение до максимума.

Хлопнув на дорожку розовенького анжуйского отправились в путь.

Тверская не очень гладким покрытием радовала не очень. Да и не очень печалила. Ну а мне-то что? Я по ней, последние лет шесть-восемь уже совсем не гуляю. Надобности нет. Давным-давно по ней можно было дойти до пары-тройки приличных ресторанов. Но они закрылись. Тогда я себе новую цель для прогулки придумал. Пидорасов деревенских, приехавших Москву завоевывать, рассматривать. Но и они пару лет назад куда-то все подевались. И сейчас главная улица забита загадочным народом в одежде фасона хрущевской оттепели. Бабы в рюшечках-цветочка-складочках. С цветами в волосах. И мужики. Совсем молодые еще мужики. Но с брюхами целинных начальников. И на которые натянуты штаны, ремень которых обязательно проходит строго через пупок. В белых остроносо-сетчатых туфлях. Да-да, именно туфлях! Я жутко ненавижу это слово применительно к мужской обуви. Но этот убогий фасон иначе не назвать.

Музей Революции вызвал зависть розами, цветущими за кованной оградой.

Макдональдс открытый Ельциным показал девок, сидящих на летней веранде, приподнятой над тротуаром во всей красе их трусов.

Застекленная синагога удивила чистотой стекол, так не характерной для Москвы.

Дорогущий ресторан напротив нее окончательно укрепил меня в моем благожелательном расположении, построенном на анжуйском фундаменте, и укрепленном ароматом неожиданно зацветших лип, и поверг меня в мечты о том, как я буду выпивать коктейль, упиваясь московским воздухом. Тем более, что на странице этого бара, которую сам лично ведет его хозяин, хозяин же расписывал все его прелести и заявлял, что он всегда все лично сам контролирует.

Collapse )

Просто я

(no subject)

Ну и наконец о Канкуне. Советы, так сказать, путешественника. Бывалого. А что? Имею право так себя называть! Как-никак два раза туда ездил. Может даже эти советы и не слишком неприличными, против моего обыкновения, окажутся.

Итак.

 
Collapse )
Просто я

Амстердамский отчет. Не для друзей

Ни в один музей мы не сходили, ни одного блюда национальной кухни не попробовали.... Мало того. Ни грамма алкоголя мы не привезли с собой в Москву.

Так по-новому для нас прошла поездка за границу - в Амстердам.

Collapse )
Просто я

Щелчки АйФона


Вот уж чего точно никогда не будет в моей жизни, так это толпы моих детей с их же женами  жаждущих поскорее раздербанить папашино, то  есть мое, наследство. А я гад все не буду умирать и не буду…

В пятницу оказались на даче далеко за полночь. Решили нарубить салатик. Пока варили, чистили, резали, куда-то делось две бутылки «Бехеровки». И проснувшись в субботу после полудня я объяснил  головную боль пошлым похмельем. А на самом деле все было гораздо серьезнее.

Натянув веселенькую рожицу, бодро внешне, а внутренне вяло и мучительно я сполз вниз. А там уже Макс завтракал крендельком и коньяком. Я решил такие сильные лекарства сразу не принимать, пожалеть организм, и начал лечение глинтвейном. Но только я отпил полстакана, как во всем поселке погас свет. Была прекращена подача электроэнергии. Если по научному. И впереди замаячила необходимость отъезда в Москву. «Какие Цацы!», скажите Вы. Не такие уж мы и Цацы. Просто особенностью нашего дома является то, что там все электрическое. Даже подача воды в унитаз. А без него мы никак не можем. За руль предстояло сесть мне. Но я решил чуть отоспаться перед поездкой. И пополз обратно в спальню. Но уже без выражения радости морозному утру на лице.

В кровати я решил поковыряться в «Ай Фоне». И решил посмотреть на какой день приходится мой день рождения в тот год, когда я родился. Сказалось то, что голова болела не от похмелья, а от банальной повышающейся температуры. Простудился и заболел. Поэтому и забыл, что день моего рождения всегда был моей маленькой гордостью. Телефон щелкал в руке проматывая время назад. И температура отправила меня в молниеносные воспоминания событий тех лет, которые быстро проматывал прибор. Наверное так жизнь пролетает в сознании перед смертью.

…2008. Зачем-то купил эту херь. Щелк!

…2007. Давно желаемая, но никак не ожидаемая смерть моего врага. Щелк!

…2006. Щелк!

…2005. Щелк

…2004. Меня первый раз анонимно отъебали в парижском гей-кинотеатре. Я убедился в правоте Макса, любящего быстрый и мимолетный секс. Щелк!

…2003. Макса чуть не убили при ограблении нашей квартиры. До приезда милиции мы истерично прятали разбросанные повсюду пластмассовые хуи, педожурналы и прочие свидетельства наших страстей. После этого, на последние деньги, мы купили самую страшную собаку-охранника. Который тоже геем оказался. Щелк!

…2002. Щелк!

…2001. Щелк!

…2000. Начинаем тысячелетие в самом отстойном городе Европы. В Будапеште. Щелк!

…1999.Переезд в свежеотремонтированную квартиру, купленную двумя годами раньше. Денег хватило только на ремонт. На мебель не хватило. Кто-то запускает в новую квартиру кошку, а мы же с Максом начали нашу жизнь взаимной мастурбацией в самом дальнем углу квартиры. Боялись неожиданного прихода рабочих, у которых еще оставались ключи, и которые использовали квартиру для поебушек. Еще долго наш городской телефон женским малоросским голосом просил то Армена, то Арарата. Щелк!

…1998. Покупка первого иностранного автомобиля. Настолько редкой в те годы для Москвы марки, что сотрудники таможни пытались его у меня отнять. Судился два года. Создал прецедент. А мой тогдашний недорогой адвокат, используемый тогда в качестве курьера, теперь многозначительно молчит в «Вестях» на РТР. Щелк!

…1997. Бешенные поездки по миру. Смотрим как они там живут. Щелк!

…1996. Шок от поездки в Прагу, где Макс оказался непьющей сукой, шок от посещения Парижского Диснейленда, поездка в Вену, в которой мы умудрились за три первых дня прожрать все деньги в ресторане с автографами Фрейда, Моцарта, Сталина, Абрамовича (про двух последних могу заблуждаться) , а не прожранное потратить на шмотки, что вынудило нас закидываться на завтраке в три глотки и совершать трезвые пешие прогулки по городу, во время которых Макс с тоской вспоминал литрушку «Блэк Лейбл», оставленную за полгода до этого в Праге. Кстати, Макс решил тогда поженихаться. Пока я отсыпался после перелета он, прихватив, для пущего богатства, редкий в те годы и в Вене мобильник поскакал в тамошний клуб «Why not». Говорит, что сходил безрезультатно. Щелк!

…1995. Встреча с Максом. Полноценное начало половой жизни. Несколькими месяцами раньше я все-таки смог открыть свою собственную фирмочку, посудившись годик с протестующими наймитами Лужкова. Щелк!

…1994. Покупка первого советского внедорожника. Хоть он и советский, но был собран специально для Московского автосалона. Ради этого в «Ниву» натолкали всего-всего-всего. Начиная от непонятной приборной панели и кончая огроменным мотором и сложной, постоянно наебывающейся коробкой передач. Щелк!

…1993. Первые попытки попробовать однополый секс. Сначала – звонок по объявлению «Девушки приедут в гости к состоятельному господину» с желанием задать вопрос о наличии у них юношей. По тем звукам, которые до меня долетели с того конца провода я понял, что мой звонок пришелся не ко времени. Семья владельца телефонного публичного дома собиралась ужинать. И я, своим звонком, оторвал папашу-сутенера в трениках и майке алкоголичке от нарезывания, тонкими пластинами, сала. На мой вопрос о пидорасах глава семьи усмехнулся и спросил «А тебе какого?» На мой ответ, что мне неплохо бы и так и так, он подозвал к телефону свою супругу, которая мне подробно рассказала, что я ничего не понимаю в гомосексуализме и что я должен определиться какого мужчину я хочу. Активного или нет. А «и так и так» не бывает! И мне надо взять у них девушку. И побыстрее. А то у нее ляжки Буша подгорают. Но в тот год я все-таки потрогал голого парня. Нашлись мы с ним по переписке. Более грязного тела я ни до, ни после не видел. Когда он после дрочки, в комнате, заваленной до потолка видеокассетами, а промышлял он переписыванием порнухи с дальнейшей перепродажей, кончил, то на него вполз рыжий кухонный таракан. Впору после таких поисков однополого секса было становиться хотя бы бисексуалом. Щелк!

…1992. Я, благодаря природному обаянию и легкому налету красоты, умудряюсь устроиться на работу в организацию, на вакансию в которой была очередь длинной в 72 человека. Да, да, именно очередь. Понятия «конкурс» при приеме на работу тогда не существовало. Зато существовал вопрос в анкете, заполняемой при приеме на работу про участие в партизанских отрядах во время войны. Щелк!

…1991. Торгую мороженным в забегаловке на Арбате, принадлежащей первому Советско-Швейцарскому СП, куда меня по великому блату устроил друг детства моей матери, ныне какой-то чин правительства Москвы. Когда украденное мороженное, начинает вызывать аллергию у домочадцев, соседей, родственников и собак – увольняюсь. Щелк!

…1990. Хлеб покупаю по дороге в институт, который находится в Отрадном. И везу его домой в Чертаново. Ближе к дому хлеб не продается нигде. Щелк!

…1989. Перепродаю мотоциклы «Ява» приезжим колхозникам. Технология обогащения проста. Записываешься в очередь. Отмечаешься по субботам. К весне очередь подходит.  И тогда очередь (или мотоцикл, сейчас не помню), загоняешь жителю колхоза, который приехал в столицу с желанием прикупить модную «Яву». Бизнес идет настолько успешно, что перехожу на спекуляцию другими спорттоварами. Щелк!

…1988. Поступаю в институт (тогда эти учебные заведения еще так назывались), окончив ненавистную школу. Причем когда в школьных опросах называл тот ВУЗ, в который я собирался поступать, то учителя обличали меня во лжи. Щелк!

…1988-1978. Сплошная школа, серость, вечная слякоть и мгла. Череда щелчков.

…1985. Первая и последняя поездка в пионерлагерь. В Молдавию. Где ко мне в друзья сразу же записался молдованин красивый. И все в душ зачем-то звал мыться. Но я не пошел. Трусов своих, не по размеру которые мне были, стеснялся. И теперь жутко жалею о непринятом предложении и после этого трусы красивые ящиками скупаю. Щелк!

…1982. Сентябрьским солнечным днем едем с семьей на машине в Ленинские Горки. Для обозрения быта Вождя. По дороге я читаю «Учебник истории для 4-х классов», который даже называется не учебник, а «Рассказы по истории…». Читаю и возбуждаюсь. Там про Спарту написано. Про то, что спартанские юноши всегда ходили голыми и в год им полагался только один плащ, в который они кутались, когда спали. А хиляков тамошних со скалы сбрасывали. В Горки нас тогда не пустили. По формату мы не подошли. Мы были москвичами, приехавшими на собственном автомобиле. А в Горки пускали групповую деревенщину, приехавшую на экскурсионном автобусе. Но за то, что я не увидел быт вождя тогда, я месяц назад оторвался. За сто рублей, сунутых хранительнице музея в этих Горках я нафотографировал всего самого-самого. Вплоть до марлевых тряпочек Крупской. Щелк!

… 1980. Медведь запел и взлетел. И все зарыдали. Но до этого, благодаря Мишке, с талией, обмотанной пояском гей расцветки, я узнал, что бывают сливки в маленьких желтеньких трехугольничках, уже нарезанная колбаса и жутко невкусное варенье, называемое «джем», но в люто красивых золотых тарелочках и здоровых банках, в которых потом очень удобно хранить крупу и катушки. Щелк!

… 1979. Я, вместе со всей страной, замер в ожидании Олимпиады. Любимое занятие – пересчитывать олимпийскую символику на улицах Москвы. Щелк!

… 1978. Я впервые увидел пекинеса. И начал мечтать о нем. И отец принес его мне. Зараза была жутко красивой и жутко дорогой. 10 руб. за кило.  Я в первом классе. Меня принимают в октябрята. На радостях от моего первого членства в общественно-политическом движении я, по возвращении с церемонии посвящения, начал носиться за щенком, с залезаниями под столы, шкафы и мебель. Вынырнув из-под родительской кровати, я разревелся. Пес оказался коварной дрянью, умудрившейся положить кучу, размазанную мной златокудрым Ильичом, выдавленном на только что прицепленном мне значке.  Щелк!

… 1977-1971. Сплошное золотое детство с поездками в разрушаемый ныне Детский Мир, летом, проводимом  на даче, поездкой за грибами, купанием в речке, которую уничтожили при строительстве трассы «Дон», настоящих пушистых Новогодних елках, игрой с отцом в хоккей во дворе хрущевской пятиэтажки, поход с ним же в Варшавские бани, в которых он короткими и непонятными словами отгонял от меня мужиков с горящими глазами и в которой я дал себе обещание всегда состригать себе волосы около пиписьки…Щелк!

… 1971. А родился я в ночь с субботы  на воскресенье. В ночь Светлого Христова воскресения. В пасхальную ночь. И забыть я это мог только из-за температуры.

 

А вперед я календарь в «Ай Фоне» листать не стал. Там и так все понятно. Наверное, скоро мы с Максом, сгоняем на выходные в один столичный город, находящийся в трех часах лету от Москвы. А на Рождество в Лондон не поедем. Несмотря на билеты оплаченные год назад. Но вот уж точно чего не будет в моей жизни, так это толпы тех самых детей, ждущих моей смерти. Сдохну я один, как собака. А вот после этого за мое наследство, сестры и племянники грызться будут...