Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Просто я

Как я провел лето

Майские праздники этого года удались на славу и сделали большую часть года незабываемой! Началось все с того, что я решил заняться огородничеством, в Берлин не ехать и полностью посвятить себя посадке гладиолусов и проращивание гороха сорта «Золотой великан».

IMG_2180 2

Во время молниеносной семейной драки Младший распорол себе руку. Хорошо так распорол. Кровь ни в какую не останавливалась.
Решили шить.
Сказано-сделано.
Нет ничего проще, сем найти травмопункт в 80 км от Москвы, в шесть часов утра восьмого мая, найдя перед этим такси, водитель которого еще может сидеть за рулем. Объехав два достаточно крупных населенных пункта, крупных настолько, что там даже было замечено несколько вихлястых пидорасов, добрались, замотанные сочащимся кровью кухонным полотенцем до города Александров. Для малограмотных россиян справка.

Алекса́ндров (ранее Алекса́ндровская слобода́, Алекса́ндрова слобода) — город (с 1778[2]) в России, административный центр Александровского района Владимирской области.

Четвёртый по величине город области, туристический центр на Золотом кольце России. Является центром Александровской агломерации населением около 112 тыс. жителей.

3 декабря 1564 года Иван Грозный из Москвы отправился на богомолье. К 21 декабря царский кортеж прибыл в Троице-Сергиев монастырь. После молитв и традиционной службы Иван IV отправился не в Москву, а в Александрову слободу. Уже к осени 1565 года в Александрову слободу сошлись все нити внутреннего управления. До 1581 года слобода являлась главным политическим и культурным центром Русского государства, центром опричнины.

Ну вот прям с того приезда Грозного ничего не поменялось. Разве что опричники все перешли в медицину.

В круглосуточном травмопункте на нас наорали за то, что мы приехали слишком рано-поздно. То есть их хирург уже ушел. А хирург поликлиники, где и стоит травмопункт еще не пришел. Тысячерублевая ассигнация сунутая медсестре окупила себя где-то рублей на триста. Медсестра забинтовала ссадину. Но орать не прекратила. Не умеют они по другому, не умеют. Русский народ всегда был свободен от липких сетей бабла. Ну а рамки приличия и воспитания - смех для великой нации, чей  Tzar  собственноручно рвал голову наследникам, столь ожидаемых и оберегаемых в других королевских династиях.

Регистратура поликлиники, окинутая взглядом с высоты дверного порога напомнила мне телерепортажи из аэропорта об от отмене сразу пяти чартеров в Египет. И не столько количеством голов. А сколько синюшностью лиц, которые всю ночь до этого, почувствовав приближение Дня Победы, квасили в Александровском дьюти-фри.

Было принято решение о запуске еще одного универсального медицинского талона номиналом 1000 руб. Запустил. И, как мне показалось тогда, промазал. Попал им не во врача. А в медсестру. Пришлось, когда Маэстро сапожной иглы и хирургической дратвы, появился на производстве залезть еще раз в лототрон и выдать ему еще один госбанковский счастливый билетик.

Рука была молниеносно зашита и больной, с рекомендациями поливать повязку водкой, был отпущен до следующей перевязки. Которая, естественно, по всем медицинским показаниям могла состояться только после 10-го мая. Её я так подробно описывать не буду. Все прошло прошло почти также, но уже бесплатно. Ее ранее ошибочно оплаченная медсестра делала. Вспомню только вскользь о двух огромных мужиках, один из которых ревел как роженица и жаловался второму «а он мне прям крюком в рану залез, покрывял там и у-у-у-у-у-у-у-у-у-у-у!!!!!!!!»


IMG_6986

… Для себя я придумал отговорку, что из любой мерзкой ситуации и любого грязного места я вытягиваю для себя что-нибудь полезное. Опыт. или знания. Или навыки. этот раз исключением не стал. Из учреждения здравоохранения я привез себе редчайший, на тот момент, вирус. Сейчас-то им уже почти каждый переболел. А тогда он были диковинным.  Завалил он меня с температурой под 40 на все майские праздники. Но не буду омрачать эту историю, которая так и искрится красненькими блестками нытья о своих болезнях. Недолеченных болезнях.

В начале июня поехали в Берлин на концерт «Aerosmith». А что? Плесень тоже иногда зажечь хочет! Тем более, что дешевле долететь до Берлина и посмотреть шоу там, нежели делать это в Москве. Шоу было замечательным! Два с лишним часа 66-ми летний Тайлер носился по сцене, голосил лучше чем на студийных альбомах, и даже один раз залез на рояль. Вот правда ему стойку микрофона всего лишь два раза за концерт позволяют крутить. Первый раз в самом начале. Когда он еще ее может удержать и пока все участники группы прячутся за колонками. А второй раз в конце. Когда шоу уже сделано. Но и тут его ставят на высокий рояль. Видеть-то надо куда она лететь будет. И чем выше она летит - тем легче от нее спрятаться. А то он этой самой стойкой и головы проламывал коллегам. И себе ноги ломал. Вот «Всеамериканская служба охраны труда рок музыкантов» и запретила ему ее больше одного раза в час над головой поднимать.

IMG_5327

Макс второго прокручивания стойки над головой не увидел. Он ушел из зала. У него температура поднялась. Я его тем самым недолеченным Александровском вирусом заразил. Я его с собой, бережно согреваемым тридцативосьмиградусной температурой тела привез. И аккуратненько Максу во время концерта передал.

Если Вы думаете, что в Германии без рецепта нельзя купить сильные лекарства - Вы заблуждаетесь. То есть, действительно, нельзя. Но не нам. Мы, через немецких друзей, обеспечили себе неплохой запас разнообразнейших и вкуснейших лекарств. Но от заразы, селикционированной Иваном Грозным, немецкие фармацевты ничего не имеют.

IMG_2203

Стоп, стоп, стоп. На этом я, пожалуй, остановлюсь. И не потому, что иссяк. Продолжение уже написано. И фото проявлены и напечатаны. Просто я о Вас думаю. Вы очень много сложного текста сейчас прочли. Вам надо все обдумать, обмозговать. Да и просто привыкнуть к витееватости, используемую пишущим для обрисовывания тонких структур гороха и державной мощности  чугунного полового унитаза. Поэтому на этот раз заканчиваем. Но просто так я уйти не могу. И на бис перетащу сюда то, что я написал в своем фейсбуке, который ведется от имени лесбиянки про этот концерт.

«Решила после концерта Aerosmith зайти в гримерку к Тайлеру. Похвалить его. В 66-ть лет два с половиной часа скакать по сцене - это ж сколько энергии надо! Хотя я знаю откуда он ее берет. Из земли-матушки. Наверняка в огороде своем, где-нибудь под Бостоном, копается. Поэтому у него и маникюр черный. От окучивания картошки грязь-то из под ногтей не сразу выйдет. Ну и эа этот самый маникюр его поблагодарить. Хороша идейка-то!

И почти уже было дошла я до этой самой гримерки, как мне навстречу Казарновская шкандыбает. Шкандыбает, да пришепетывает. «Нет, ну надо же! Это мне, которая научила петь Ягудина, мне, которая дважды слышала живьем Паваротти, и однажды даже доедала за ним спагетти, это хам, которого я только хотела научить делать верхнее арпеджное цекативное глиссандо, только услышав мои шаги проорал охране, что даже если бы я была лет на пятьдесят моложе, то он все равно бы…»
И почему-то я после этого расхотела к Тайлеру заходить. Испугалась я. И уехала домой пиво пить. Со своим собственным, сладеньким Стивчиком.»


Просто я

(no subject)

А самое ужасное для тех самых завистников, о которых я писал в предыдущей истории, и которые меня готовы  были сожрать за купленные билеты на концерт Lady GaGa, случилось не сегодня, когда мы пошли на концерт.

Самое ужасное произошло вчера...

Именно вчера Apple выпустил новую операционную систему для АйФонов. Которая позволяет видеозвонки через обычные сети 3G делать. И сегодня, эти самые завистники в самом что ни на есть прямом эфире наблюдали за моим путешествием на концерт. И рассказывали нам о том, как им не хочется быть с нами, и что им гораздо интереснее готовить в Москве плов и салат оливье.

Просто я

"Who Made You?"

Я сегодня первый раз в жизни покупал сигареты!!!

На бензоколонке!!

По просьбе отца! 

Смешно...

 

И смешно это потому как: 

- я никогда не курил;
- я не очень люблю покупки в бензоколоночных магазах; 
- своего отца я последний раз видел в 1993 году, он умер за четыре-пять  месяцев до покупки мною первого «Кадиллака», которым я не успел похвастаться, но, которому я безмерно благодарен и по которому очень скорблю до сих пор...

... Но все-таки за «Marlboro» меня послал отец.

    Отец Макса.  


Collapse )

Просто я

Кубинский дневничок.

Вчера перед сном впервые посмотрел «Матрицу». 

И всю ночь разрабатывал планы поездки в этот самый Тринидад. Начиная от полета туда на вертолете за 200 евро с рыла (отвергнут из-за того, что вертолет туда ходит по средам и воскресеньям, а сегодня четверг, а в воскресенье нас тут не будет), до проката машины (но, к счастью, права из Москвы я не взял). Поэтому Тринидад останется неосуществимой мечтой, о которой я сразу же после написания этого текста и забуду.  


Collapse )

Просто я

(no subject)


- Ну что, в Лондон едем? – жуткий хлопок по позвоночнику обрушил мое тело, истерзанное субботними синяками страсти, воскресным интимным пирсингом и игрой в сквош на барный стол моего спортклуба. Я был так замучен, что желания убить вопрошающего не возникло. Да и при желании я не смог бы этого сделать. Ибо «доброжелательным путешественником» оказался наш с Максом тренер по сквошу. Мужик добрый и незлобливый. И старше меня в полтора раза. Но выглядящий в свои пятьдесят с лишним лет лет на 40. И жутко гордящийся этим и считающий себя молодым не только телолм, но и душой. Несмотря же на прекрасный внешний вид против возраста все равно не попрешь. Организм стареет. Зрение слабеет. Память проседает. Да и привычки - пристрастия выдадут, как ни крути. У кого же еще, как не у старшего поколения хватит ума, со всей дури, ударом натренированного теннисиста начинать разговор с такой Фифой нежной как я. К своей тонкости  я еще и жутко обидчив. Поэтому я затаился и не принимал участия в разговоре. Решив, что раз уж тренер неровно к Максу дышит, а может и не дышит, а просто хочет его трахнуть, то пусть Макс и разминает мозг и демонстрирует виртуозное владение «техникой отказа пылким поклонникам».

- Ну, так что летим в Лондон летом? – повторил он свой вопрос, - по этой самой, как его, забыл, ну этой улице, ну как она, по которой «Битлз» еще ходили, прошвырнемся. Там еще самый лучший битловский магазин есть. Да как она называется-то эта улица?

«Какая Эбби Роуд тебе», злобно подумал я помалкивая при этом и наслаждаясь мучениями собеседника, на могущего вспомнить это простенькое название, «какой Битлз, бля! Старик в свои пятьдесят с лишним совсем охуел. Нас, молодых ребят да еще и пидоров, которые если в Лондон и поедут, то уж точно по таким улицам шляться не будут, а будут все время в секс клубах торчать, изредка вырываясь из них для замены трусов, пытаться каким-то плесневелым ансамблем заманить! Лучше бы таблетки для памяти поглотал бы. А то еще дорогу в Лондоне до отеля забудет!»

- Да как же она называется!

- Она та такая с такими вот штуками, - участливо попытался изобразить руками Макс.

- Да! Это она! Да как же она называется-то?

- Эбби Роуд! – наконец прекратил его мучения я.  А собеседника уже несло дальше по Лондону.

- В Бэрбэрри зайдем. Потолкаемся. Там к тому времени третий сезон скидок начнется. Пощупаем. Глядишь и купим что-нибудь, - пытался соблазнить Макса задорный битломан, - в джаз клуб какой-нибудь обязательно сходим…

При этом взгляд Макса наполнился какой-то тоской. То ли он вспоминал, как нас он уже таскал, в канун моего дня рождения в московский клуб, где я будучи трезвым водителем три часа, наливаясь бешенством в  отношении Макса, наблюдал, как по сцене носилась девица в черной ночнушке и под электроаккардеон распевала гей гимны, посвящая из при этом сидящим в зале «девочкам» -  «девочкам» внешности налоговых инспекторов и сотрудниц отделов кадров режимных объектов. Или, может быть тоска Макса была вызвана тем что он понял, что ему действительно придется пойти на этот лондонский джаз. Пока я буду с каким-нибудь Джорджем Майклом где-нибудь в кустах хуи сосать друг другу.

Я же мстительно молчал, давая тем самым понять, что мы просто нечеловечески хотим съездить в этот Лондон. И обязательно поедем туда и именно с нашим страшим товарищем…

… Макс мне это все припомнил на следующий день…

… Утром, ворвавшись ко мне в ванную, где я замазывал черно-желтое плечо какой-то мазью, лекцию о составе и свойствах которой я прослушал в субботу, плечо, которым, по «внешней версии» ударился о кровать несколько раз, Макс начал меня подъебывать истинными причинами происхождения синяков.

- Ну я-то мой дорогой Максимка, хоть и в синяках, но нисколечко не расстроен. А даже наоборот жутко доволен. А вот тебе предстоит скоро с нашим тренером по Лондону прогуливаться. Битловские сувениры покупать. Что он там хотел купить еще? Кожаные штаны? Просто замечательно! Ты ему их поможешь выбрать, а потом пойдешь крутой джазняк слушать. А я, с твоего позволения буду продолжать ебаться. Причем ебаться до синяков, ссадин и царапин…

 

Просто я

(no subject)

Странно, а мы думали что за Россию на Евровидении Путин попросит Мирей Матье петь... Ан нет.... И теперь мы не можем понять зачем же он тогда с ней осенью в пионерском шатре встречался....
Неужто просто шашлыка пожрать и через мангал на раздевание попрыгать...
Просто я

"Viva, Las Vegas!", что в переводе означает "Да Здравствует "Душа и тело!"


Мое самое-самое-самое любимое место пидовской Москве это клуб «Душа и тело». Да-да. Именно он. То место, называемое кое кем «Шансом». Хотя для меня до сих остается загадкой,  какое он отношение имеет к настоящему «Шансу»…

В мой первый визит (а их всего было два) «Душа и тело» начал поражать  мое воображение даже не с порога, а задолго до него. Столичный гей-клуб  потряс меня   витринами заводского Дома культуры, подсвечиваемыми изнутри голубым неоном…

Охранники слупили с нас за парковку нашей большой блестящей машины какие-то нереальные для них самих деньги, но после, мучимые совестью протолкнули нас в клуб, минуя обязательный личный досмотр и еще более обязательное приобретение входных билетов.

В тот самый «первый раз» меня сразило наповал соседство «темной комнаты» и караоке. Итак. Представьте. Вы заходите в самое вульгарное  место клуба, настраиваетесь на люто развратные действия в отношении незнакомых Вам мужчин, разминаете и распрямляете все части своего похотливого тела, а из-за стены как фальшиво задрожит фальцетом «стаааараая ляяяягушшкааа на берегу реки!» Все. Никакого анонимного секса у Вас после этого не будет. Не будет его до тех пор, пока Вы не выскочите из этой самой темной комнаты и лично не прочтете титры к этой песни. А там написано вот что -  «Старая церквушка на берегу реки». И никаких лягушек. Которые уже в Вашем представлении сидели до старости на берегу и ждали своего принца. А он все по соседству с ней бродил. В темной комнате. И хуи злым принцессам отсасывал. Ну, это так сказать впечатления двухгодичной давности. А вот из свеженького.

Той самой толпы дорогоберущих автомобильных охранников около клуба уже не было. Кризис, наверное,  сказался. Но радовало то, что кризис никоим образом не задел интерьеров клуба. По одной простой причине. Хуже уж просто некуда. Даже если клуб устроить в эпицентре падения Тунгусского метеорита сразу после данного катаклизма, то он и там богаче и стильнее выглядел бы, чем в его нынешнем, как впрочем и всегдашнем, состоянии.

Публика достаточно приличная. И имеющая,  что немаловажно в среде приезжих геев,  собственное достоинство. И которое не позволяет ей носить фальшивый Луи Вьютон, фальшивое Гуччи и фальшивую Праду. Поэтому она носит фальшивые Найк и фальшивые Адидас. Но, согласитесь, не одежда красит человека, а совсем наоборот. Но когда в свете стробоскопов мы умудрились разглядеть лица, то Макс мудро изрек  - «слишком много света для них»…

…Описать интерьеры, описать посетителей, описать освещение,  и не описать бары было бы преступлением по отношению к клубу. Итак. В разное время в разных барах Максу продавали одни и те же напитки в разной дозировке и за разные деньги. Причем в обратной пропорциональности. Кстати, именно в самом забитом баре, там  где голосит русская эстрада и примкнувшая к ним на заслуженной пенсии Мадонна я наконец-то понял две вещи. Первая. Что мне просто необходим, в моей повседневной трудовой деятельности, личный помощник. Это озарение меня ебаклакнуло после того, как в баре мне встретилась девушка в деловом полосато-бежевом костюме,  с грудями, к которым одной рукой она плотно прижимала сумку, и второй рукой выпивая со своими голубыми друзьями. Блондинка. С прической средней длины. Поводом для моего пристального внимания послужило то, что я прикинул на глаз ее вес. Около 95-115 кг. Это без сумки и педика, но с грудями и костюмом. Я сразу представил, как она будет сидеть за маленьким столиком по правую руку от меня, я буду непрерывно диктовать ей указания и, пока она их записывает, украдкой плеваться в нее через разобранную ручку жеваной бумагой. А когда меня не будет на моем рабочем месте, то она будет в кабинете моей заместительницы качаться на лежачем кресле-качалке с ногами, прикрытыми клечатым бежевым же пледом и зачитывать ей свежезаписанные указания шефа.  

И второе озарение. Я понял то, что наши геи в этот клуб не знакомиться ходят. Они там водятся только с теми, с кем уже в жизни познакомились. И приходят в это прокуренное место для того, что б под АББУ посплетничать. И песни в караоке поорать. Кстати, в этот раз оттуда пьяный голос ревел прям в темную комнату «Констанция, Констанция, КОНСТАНЦИЯ!»

А перед самым уходом мы попали на начальные аккорды выхода звезды последних трех пятилеток всех двух гей клубов Москвы Зазы Наполи. Под «Заратустру» (заставка из «Что? Где? Когда?» для непосвященных), которая переросла в обратный отсчет на английском (почти «Night flight to Venus» от «Бони М») по залу разлилось сказочное сверкание зеркального шара. «После такого вступления звезда обязана быть на сцену как минимум из пушки выстреленной»,  восторгнулся я таким заходом. Но Звезда вышла сама. Кто это был я так и не разглядел. Зато разглядел, что на ней было линяло-алое платье, с юбкой, сделанной бондарями-умельцами. Взяв несколько старых обручей от бочек одинакового диаметра,  они обтянули их дореволюционным отрезом ткани для абажуров и украсили их, в соответствии с тенденциями этого сезона, изложенными в GQ, паетками. Все бы хорошо. Но они не учли, что GQ – мужской журнал. И поэтому паетки на женской юбке – моветон. Вот именно эта деталь нас возмутила до глубины души и из-за нее мы и покинули сей достойный клуб, так и не досмотрев начавшееся шоу.