Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Просто я

(no subject)

- Может быть наконец выйдем из дома и посмотрим, как похорошел Амстердам при новом короле Вильгельме? - взмолилась на третий день беспрерывного сидения за столом наша гостеприимная и долготерпеливая Хозяйка.

Надо сказать, что мы не просто без предупреждения резко приехали в Амстердам, так еще и на шесть часов опоздали к прекрасно накрытому столу. А куда мне было спешить? Что я в этом Амстердаме не видел? Я уж и счет своим поездкам сюда потерял. Вот только самый первый приезд я до сих помню очень хорошо.

Вторая половина холодного апреля.

Номер в высокобуржуазном, раскинувшимся на целый квартал, «Пулитцире». С выходом в собственный внутренний двор, посередине которого розовым зацветает-цветет-отцветает дерево, покрывая брусчатку розовым снегом. Но главное не это.

Такой Амстердам я вряд ли увижу еще раз. Из-за раннего прилета нас просят немного погулять. Время - чуть меньше восьми утра. Город идеально чист и пуст. Людей нет. Нигде. Никаких. Ни туристов, ни местных. Может выходной какой был. А может от меня прятались. Потом присмотрелись к нам и прекратили бояться. Младший, как назло, оставил фотоаппарат в отеле. Нам лень было возвращаться за ним. Думали что такое великолепие повторится еще раз. Поискать ли фото в телефоне? Но десять лет назад телефонные объективы были совсем другими…

Collapse )

Просто я

(no subject)

Иногда, усаживаясь в «покойное» кресло в белоснежном чехле, с высокой спинкой и приятными подлокотниками (IKEA) на собственной даче (100 км от Москвы) и глядя в окно на гладь бассейна (сборный) я думаю о том, что не плохо было бы иметь прислугу, которая подала бы мне завтрак (яичница и венгерский бекон). Да не обычную прислугу, которую можно купить в любом агентстве. А генеральского денщика. С выправкой и взглядом, устремленным куда-то за горизонт. Кстати. Я почти не стал генеральским внуком. Не внуком генерала. А именно генеральским внуком…

Моя бабка, достаточно рано овдовев, а дед умер после войны в 54 года, любила посещать курорты Советского Союза. И не какие-нибудь Паланги или Юрмалы для нищей творческой интеллигенции. А самые что не на есть бархатно-черноморские блядовники для высшего комсостава. Не подумайте ничего предосудительного про старушку. Она не пугала всех обвисшими шамкающими формами. Ей в тот момент было чуть больше пятидесяти. И отличалась она модной послевоенной особой бисквитной статью и марципановой сисястостью. Существует семейная легенда о том, как однажды в магазине на Новокузнецкой к бабке, с которой была моя несовершеннолетняя мать, подошел мужчина и начал нахваливать бабке, какая у нее дочь красавица. На что та, отмахнувшись от льстеца выдала: «дочка у меня еще так себе. Вы моего сына не видели. Вот он - писанный красавец. Вылитый я!»

Короче. Познакомилась бабка на югах с генералом. Настоящим боевым вдовцм. Что и как там у них развивалось - не знаю. Но спустя какое-то время генерал приехал просить руки моей бабки у ее дочери - моей матери. Мать от такого расклада немного прихуела. Нет, не от того, что перед ее будущим отчимом шествовал адъютант, а от того, что она молодых благословить должна. Естественно разбивать счастье матери она не собиралась. Но у генерала было одно требования. Жить с молодой он должен в отдельной квартире. Он мог взять ее в любой момент в любом месте Москвы. Заметьте, тогдашней Москвы, которая заканчивалась в районе Триумфальной арки, и нынешняя площадь Победы считалась пригородом, а уж на Рублевке стрит-рейдер Брежнев вообще грузовики Роллс-Ройсами таранил. Но тут мая драгоценная бабушка сказала, что никуда она от доченьки-зятька и орущей внученьки из свежепостроенной хрущевки, с видом на огороды не поедет и хоть  генерал ей мил и приятен, но проживание в семье ей дороже.

Вот так и не стал я генеральским внуком. То есть внуком генеральши и наследником генерала… А то бы сейчас мне снег на участке не просто таджики чистили бы, а стройбатовцы в форме. И вызывал бы я пару молдаван на замену любой перегоревшей лампочки в доме не по простому телефону, а по такому сложному, где надо сначала контакт проверить, потом ручку покрутить, потом поорать в него «первый-первый я второй! Приём! Помогай браток… Пришли роту с пассатижами и отверткой. Лампочка в во втором душе, тот который для собак, перегорела».

Наверное поэтому я этой буржуазной роскошью и пользоваться-то не приучен. О чём я мечтаю? О каком денщике? Вот не так давно заехал к одному своему давнему приятелю. Я его полжизни знаю. И свою автобиографию он начинает с косвенного упоминания меня. Он сейчас владелец банка и прочей мелочевки. Посидели. Поговорили. Я полюбовался видом на Москву из окна Сити. На прощание он мне бутылку Маккалана подарил. Именно вот этот сорт я как-то не очень уважаю. Он слишком сладкий для меня. И кокосом сильно отдаёт. Мне Лафрог ближе. И запахом. И, если пересилить себя и донести его до рта, печальной горечью водорослей, болотного сапога и полуразложившегося трупа моряка. Повертел я подаренный Маккалан. Ощутил бархатистость коробки из очень хорошего дерева. Отметил прилежность краснодеревщиков, выжегших аккуратные глубокие ровные буковки. И кинул небрежно на заднее сидение своего Кадиллака. И забыл про него на несколько дней. Вдруг мне стало интересно, что же мне подарили. Глянул в интернете… 112 000 (Сто двенадцать тысяч) руб. стоимость этой бутылки! Я сначала немного охуел. Потом слегка расстроился. Потому как следующая бутылка из этой линии уже четыре с половиной миллиона стоит. Огорчился, что у меня не она. А после сильно призадумался. Что мне с ней делать? Выпить я ее не смогу. Во мне жаба язву сразу проест. Особо умные предложили продать ее за полцены на Авито. Я так и представляю себе картину, как богатенький мужичок, собираясь на юбилей к какому-нибудь министру залезает в интернет и ищет на Авито не дорогой, но хороший подарок и и радостными воплями открывает мой лот. Поэтому пришлось эту бутылку поглубже спрятать. А то была у меня одна горничная, которая во время моих отъездов жрала мой не самый дешевый вискарь и обещала его отдать. Я думаю, что если бы она узнала, гипотетически выжрав этот Маккалан, что ей  бесплатно предстоит полгода бесплатно грязь за мной возить - точно бросила бы пить. Даже воду. И даже из-под крана. Но на всякий случай перед каждым своим отъездом я проверяю целостность бутылки. И сразу по возвращении первым делом бегу к своей прелести. Можно сказать, что у моего дома появился талисман. Очень дорогостоящий и не очень практичный. Но талисман.

Или вот еще случай. Мне нужно было ехать на слет представителей моей корпорации, состоящей в основном из не очень бедных людей, но местами очень завистливых. Обычно я езжу туда на такси. Дабы не возбуждать волну вопросов про свой автомобиль. Я же не могу коллегам объяснить, что то, что они тратят на своих детей, внуков и правнуков я трачу на себя одного. Заказываю такси. Приходит подтверждение, что будет черный Мерседес. Как раз то что надо. Выхожу на улицу. И вижу сюрприз от благодарного Яндекса (который уж точно оценят мои коллеги!), решившего мне приятность за мои частые поездки сделать и  приславшего в качестве автомобиля бизнес-класса «Майбах».

Просто я

Цитирование себя - признак мастерства.



Да что ж такое-то! Два года назад на другом сайте наваял байку. Через год сделал там же ее перепост. Потому как за год в мерзотном городишке ничего не изменилось. Только в скандале с больницей засветилась чиновница, которая предложила сотрудникам самим отмыть лечебное учреждение и даже поучаствовала в субботнике. Еще я выяснил, что фрукты-овощи на местный рынок приезжают из московских магазинов. Поэтому чеснок стоит дороже черешни.

А вчера в новостях услышал, что городская больница окончательно украдена. Что дает мне право на третью публикацию истории. Я ее только своими же брайтоновскими фотографиями из своей же старой записи дополнил. То есть из двух очень старых записей сваял одну новую. Не это ли признак профессионализма? Если бы сам не признался - никто бы не догадался. Кстати.  Самое главное - местный Брайтон на посту!

«Деревенское.

Населенные пункты окружающие мою дачу носят просто сказочные названия. Никак не могу решить из какой сказки. С одной стороны деревня Перематкино. С другой - Лизуново. До постройки моего поселка Лизуново была обычной полумертвой деревней в которой имелись памятник воину-освободителю, неработающий клуб, пустая школа. Культурным центром была полуразбитая бетонная автобусная остановка со стандартной надписью «Лена сука». Стоило же отстроиться нескольким дачным посёлкам, как жизнь в деревне заиграла и забурлила. В новой жизни на центральной площади появились три продовольственных магазина и один, так сказать, хозмаг. «Так сказать» это потому, что по количеству всякого ненужного в хозяйстве барахла он обгоняет ГУМ и ЦУМ вместе взятые. В этом магазине можно купить абсолютно все. Начиная от целомудренных мужских полосатых купальников на бретелях и до колена, заканчивая надувным вибрирующим бассейном, укомплектованным 3D очками, которые увеличивают все, на что упадет взгляд. Я этого магазина, если честно, опасаюсь. И не потому что он находится рядом с той самой автобусной остановкой, которая, как и та сама Лена, если судить по постоянно обновляемой записи, нисколько не изменилась за последние пятнадцать лет. А лишь потому, что не могу уйти из него на набив багажник машины сказочным барахлом. По этой самой причине когда мне понадобилась маленькая железяка для крепления антенного кабеля я в этот магазин не поехал. А решил съездить в соседний город Струнино.
Струнино является одним из самых мерзотных городишек, который я когда-либо видел . Начиная от зданий/сооружений/конструкций и кончая гаденькими местными.
Про этих людишек многие из вас узнали после того, как они Путину во время прямой линии ябедничали на закрытие местной больницы. Но и до этого с этими местными жителями произошел небольшой скандал. Однажды, недальновидная хозяйка продуктового магазина решила за свой счет бесплатно раздавать хлеб пенсионерам городка. Так эти старые дряни, несмотря на ее просьбы и обещания никого не оставить без куска, стали приходить за час до открытия магазина, устраивать драки, при опоздании с поставками хлеба звонить руководству области с жалобами на то, что продавцы воруют хлеб, который оплачивала эта самая чеканутая хозяйка. Спустя небольшое время благотворительная программа была свернута.
Построение городка тоже недалеко ушло от жителей в своей тошнотворности. Через город проходит единственная дорога. На въезде и выезде - композиции из электрогирлянд. «С Новым Годом!» приветствуют они мало что понимающих от июньской жары странников. В центре дорога пересекает небольшую, но очень типичную речушку. Типично в этой речушке всё. Начиная от нее самой. И кончая мостом через. С него и начну. Мост имеет прекрасную ограду, сваренную из панцирных сеток и спинок кроватей, подобные которым я в последний раз видел в глубоком детстве на даче своих родителей. Они эти кровати вместе с домом купили. А в дом их привез предыдущий хозяин. Из Германии привез. С войны. Трофейные. Хотя может я немного и путаю состав ограды. Потому как на этом мосту я долго не могу по сторонам смотреть. Он усеян дырами навылет, через которые видно как белые выдры-мутанты тащат из воду чью-то ногу в болотном сапоге. Тащат к построенной ими же самими из покрышек, холодильников и утонувших тракторов, плотине. У меня лично этот мост проходит под очень красивым названием. Давным-давно я приперся в Струнино. На большом Кадиллаке. Белом. Не просто белом. А жемчужно-белом. Медленно везу себя по городу. Вальяжно объезжаю выбоины и колдобины. В салоне приятно играет радио. Приближаюсь к мосту. Из радио начинает петь Барбра Стрейзанд. «Woman in love». В моем кинематографичном воображении сразу возникает ее образ. На сцене. В круге света. В крупных, но одновременно неброских, бриллиантах. На пике песни заезжаю на мост. Барбра начинает шипеть и хрипеть. Как в трофейном приемнике. Я начинаю ударяться башкой о крышу машины. Барбра шипит. Я ударяюсь. Выдры-альбиносы втроём трахаются под мостом. Барбра булькает. Голова вновь упирается в крышу. Бриллианты в моих видениях начинают осыпаться с Барбры как хвоя с новогодней елки. В середине моста Стрейзанд пропев «I am a woman in loveБ блядь, And I’m talkin’ to you, твою ж мать! » захлёбывается навсегда. Радио передает шум. То ли радиоволн. То ли сингал природной экологичностью экранирует речная вода… Естественно, после этого мост носит имя Барбры Стрейзанд.
На выезде из города лежит обломок церковной колокольни. Аккурат чуть больше половинки обломочек. С куполом. И местом для крепления колокола. И рядом объявление с просьбой восстановить то, что «мы уничтожили». Я не могу одного понять, Я колокольню на части не разламывал. Мой отец тоже. Деду так вообще не до этого было. Он занимался художественной отливкой люстр для станции метро «Площадь Свердлова» и прочих Больших и Малых Театров. И почему я должен восстанавливать то, что кто-то, не имеющий никакого отношения ни ко мне, ни к моей семье сломал? Мерзотный городишко, мерзотный. И нужную детальку я в нём не купил. В одном магазине ее не было. А все остальные уже закрылись. Скажите, это нормально, закрывать все магазины в шесть часов вечера, в самый разгар дачного сезона?
И решился я на отчаянный поступок. Самоотверженно заехать в те самые «Хозтовары» в Лизуново. В которых есть абсолютно всё. Заехал. Купил эту самую детальку. Аж три штуки. И в комплекте кучу жутко ненужных и загадочных вещей, включая сочащийся мешок свежего и влажного перегноя, который усрал бежевую шерстяную обивку багажника. Основательно войдя в покупательный раж заядлого дачника решаю прикупить цветочную рассаду. Завязываю разговор с площадной продавщицей. У нее товар разложен на капоте еще не очень старой «Ауди». И подспудно понимаю, что что-то в манере речи и интонациях режет мой музыкальный слух. Как-то нетипично для Лизуново она говорит. Во-первых много. Я у нее только про цветы спросил, а она мне уже про двух такс своей дочери рассказала. Во-вторых, у нее какой-то очень неправильный для русского языка интонационный рисунок. И на фразе «у моей дочери на первом этаже дома лежит карпет» вспыхивают воспоминания!
Океанский берег.
Променад.
Веранда ресторана огорожена сеткой от мух. На сетке реклама. «Балтика». Внутри сетки лениво, в такт дуновениям ветра, перекатывается рой перекормленных мух.
Две крупногрудых посетительницы обращаясь к официантке «У нас сегодня будет праздник» заказывают один шарик мороженого. «И две ложки». Одна из них начинает рассказывать подробную историю чьей-то жизни. За сорок минут моего подслушивания она дошла только до 1962 года…
И точно такую речь, которую я слышал в этом самом ресторане «Татьяна» на Брайтон-Бич я и опознал у лизуновской цветочницы
Мне, по старой Брайтоновской традиции, неожиданно, вероломно и безо всякого предупреждения рассказали историю жизни двух американских собак.
После этого я уверен, что в Лизуново есть абсолютно все!
Начиная от названия, которое и вы никогда не забудете.
И, заканчивая местным Брайтоном».


































Просто я

Как я провел лето.

Итак, продолжу.

Если Вы думаете, что в Германии без рецепта нельзя купить сильные лекарства - Вы заблуждаетесь. То есть, действительно, нельзя. Но не нам. Мы, через немецких друзей, обеспечили себе неплохой запас разнообразнейших и вкуснейших лекарств. Но от заразы, селикционированной Иваном Грозным, немецкие фармацевты ничего не имеют.

Хотя есть в высокой температуре и свои удобства. Когда у меня в Берлине долбануло 39, то на улице неожиданно включили 32. А кондиционеры там являются редкостью. Жадные немцы упорно врут о том, что они им не нужны по причине отсутствия жары. Даже несмотря на то, что цены на них стартуют от 100 евро. Когда все окружающие подыхали от жары меня колотил озноб. А это сущие пустяки при наличии пары-тройки одеял.

Ну а у Макса все закончилось не слишком весело. Четыре дня температура скакала от 35 до 41. И на пятый день живенького отдыха до нас доперло позвонить в страховую кампанию. По обычной страховке, которую требуют у всех выезжающих.

В страховой кампании предложили или прислать врача домой, или поехать в любую клинику своим ходом. Выбрали второй вариант. Причина банальна. В этот день открывался чемпионат мира по футболу. И врач, оторванный от телевизора, просто усыпил бы нас средством, найденным в ванной комнате своего воинственного дедушки-врача.

Выбрали клинику в которой радистка Кэти родила Штирлицу двойню.

В приемном покое, пока Макса наряжали в маски, увидели беременную бабу со спутником и оцинкованным ведерком. «Рожать приехала», со знанием деля пояснил я Младшему. «А ведро на тот случай, если в пути воды отходить начнут. Что машину-то этим водопадом засирать?»

Промыв наши с Максом организмы полутарочасовыми капельницами, за время которых мы принимали мученические позы и корежили изможденные морды, которые сразу же отправлялись в Инстаграмм, немецкие медики вынесли вердикт:

Макса - на опыты.

Меня - с ящиком десятидневных антибиотиков - домой.

Дома ничего интересного за это время не происходило. Зато у Макса было столько всего!

Ночевать его оставили в приемном покое. Немцы правильно рассудили, что если у него западно-сибирская Эбола, на которую они спилят мясистый грант, то один зараженный этаж легче сжечь, чем сносить всю отравленную Максом клинику. Но, к их великому огорчению из максовых посевов за ночь никакая Выдразеба не выросла и все санитарки остались несожранными русским Чужим. Пришлось переводить его в палату.

… Соседом Макса оказался востроносенький еврей-гомосексуал, потряхивающий перед всеми шейной звездой Давида. Жидяра сразу решил, что Макс варвар, отовсюду ворующий на сувениры туалетную бумагу, и стал его обучать правилам сортировки мусора, одновременно требуя от Макса отставки Путина. И все это внаглую на немецком. Макс вежливо с ним соглашался и мечтал о том, что когда он вырвется на свободу, то в отместку старому пидору он напьется шампанского и забудет о нем навсегда.

Сама же больница на нас с Младшим, когда мы приехали к Максу следующим вечером, произвела неизгладимое впечатление. Спокойно заходишь на территорию, которая скорей напоминает средневековый университет, заходишь в корпус, самостоятельно доходишь до нужной палаты. Персонала, охраны, санитарок, гардеробщиц нигде нет. Как и нет режима посещения. На этажах расставлены тележки с соками,  водами, сухими супами и прочими закусками, к которым у умирающих обычно возникает ночная тяга. На этажах комнаты для встреч, тренажеры, и пр. пр. пр. о назначении чего мы даже и не догадываемся. Да и сам Макс утверждал, что кормили его чуть лучше ресторана пятизвездного отеля.

Субботним вечером, продержав Макса две ночи, немецкая медицина, базирующаяся на опытных исследованиях 30-х 40-х годов прошлого века, с грустью поставившая диагноз «Пневмония», отправила его домой. А в понедельник мы должны были улетать.

Но не в моих правилах упускать веселье. Даже на смертном одре. Поэтому дата отлета был передвинута на неделю.

И это была самая незабываемая неделя в Берлине! Макс пил с утра шампанское, вино за обедом, травяные коктейли перед ужином, коньяк  или шафрановый джин на ночь и, в перерывах, пиво. А я пил антибтотики-антибиотики-антибиотики-антибиотики. И актимель.

Свой килограмм антибиотиков я доел аккурат перед гей-прайдом. Поэтому обвинить меня в том, что мероприятие этого года на меня произвело удручающее впечатление по причине трезвости, нельзя. Более убогого и печального зрелища чем парад этого года я не видел. Спонсоры что ль куда все делись? Или немцы на роль сирых и убогих вместо пидоров хохлов выбрали и деньги на них херачат? Или они решили ничего и никому не давать, а все самим потратить.

DSC_3300

Копия DSC_3297

DSC_3348

DSC_3324

DSC_3328

Вернувшись в Москву я решил развернуть бурную деятельность в Фейсбуке. Как Вы помните, там я Белка Стрелкина - поэтесса-фотография с фотоаппаратом. Попросилась я в сообщество, наиболее близко такой дамочке. А именно к каким-то алкоголикам - любителям художеств. Очень и очень культурное общество людей, которые устраивают красивые пятницы, красивейшие субботы и наикрасивейшие воскресенья. И фото этих красоты вывешивают. Ну так шашлыки всякие в ведрах майонеза. Водочные бутылки в виде хуёв и грудей. Банки с самогоном, опять же там есть. А я начал, по глупости, вывешивать фотографии вдовы Клико на фоне еврейского центра; кубинского рома, смешанного величайшим коньячным мастером на фоне карибских пляжей; виски, настоянного на яблоках Нью-Йорка, которыми лично торговал Рокфеллер. Ну и за это получил в комментариях статус «тупая пизда» и поток жалоб хозяину этой группы. И был я с позором изгнан из этого достойного сообщества ФБ.

IMG_7155

DSCN0379

10428191_329050527252466_8948940959424208301_o



Зато с другого сайта на котором я был достаточно популярен хоть и не любим хозяином, я, громко хлопнув дверью, удалился сам. И собаку свою, которая там тоже писала новости из жизни хозяев-пидорасов, тоже увел. А шутка ли, в нынешние времена требовать у посетителя гей сайта номер мобильного телефона? А в случае его непредоставления в указанный срок доступ к твоей анкете закрывается навечно и ты лежишь на этом сайте как Ленин на площади? Но я не просто удалился. А скопировав, предварительно все-все-все что я там написал с 2008 года. Получилось около 500 страниц подробнейших историй о проститутках, путешествиях, магазинах, миньетах. Будет что внукам на старости почитать.

Пожалуй, больше ничего интересного этим летом и не произошло. Макс и Младший съездили в Палермо.И об их перемещениях мне приходили СМС из банка. «Карта такая-то. Гуччи. Оплата столько то евро… Карта такая-то. Миссони. Оплата столько-то евро». Зато такие сообщения позволяли мне проявить заботу о них в полной мере. И периодически бегать в банк хлопотать перед окошком внесения денег на карту. А они меня успокаивали тем, что рассказали, что ничего грязнее в жизни чем Палермо они не видели.

Ах, да! И в июле я попытался забронировать отель в Нью-Йорке на Хеллоуин. Хуй мне! Все что я хотел было давно разобрано. Так что тыквы в этом году, как впрочем и всегда, я режу здесь, на Родине, в Москве.

Ну и для тех кто дочитал меня до конца, небольшой обзор состояния рынка проституток. Из Германии куда-то подевались все испанцы. На их место пришли бразильцы. Белокурые губастые телята с огроменными жёпами и маленькими пиписеньками. Это я по сайту проституток обобщения для Вас сделал. Потому как самому проебать такие жопении у меня всей моей среднерусской стати не хватит.

Ну а с российскими блядями все понятно. Все такое же непромытое, страшное и кривое настолько, что у ребят просто бесплатного секса нет. Вот они и предлагают себя за деньги. Для повышения самооценки. «Это не я такой страшный. Это вокруг все бедные». С нетерпением жду нашествия толстоляхих румяных хохлов. Которые себя по 500 евро продавать будут. Сейчас морозы грянут. И они потянутся косяками.

P.S. Спустя два месяца после пребывания в клинике в берлинский адрес пришло два требования оплаты за лечение. С меня, за одну таблетку от повышенного давления и капельницу требовали 120-ть евро. С Макса, за две ночи в обществе недоверия - 2400. Позвонили в страховую. Те сильно удивились, как все уже было давно оплачено. Ну и еще одно письмо с требованием оплаченных 120-ти евро немцы прислали две недели назад. А что тут такого? Им же никто не запрещает по два раза деньги воровать? Тем более у тупых русских.

Просто я

А в Америке-то, как это не странно, лучше...

Эпиграф.
Почти Жванецкого, но тем не менее мой.

Писать, как и пИсать надо тогда, когда есть чем.



Приехал на днях во Флориду.
Да что я в вру-то!
Не приехал, а прилетел. Через Нью-Йорк летел. Путь от подушки до подушки занял 24 часа. Но это с алкоголем, пересадкой, пиццей в номер и арендой машины до получения пиццы в номер.
И не на днях прилетел. А в середине позапрошлой недели. И даже успел уже на торнадо посмотреть. Я бы его сроду не заметил, если бы АйФон не стал бы реветь жутким тюленем.
Да и не в тихой и спокойной Флориде я. А во всеамериканской здравнице - Орландо. Это там, и где куча парков развлечений и ни одного гей клуба для таких пусечек как я. И где цены такие, что местами Нью-Йорк кажется дешевой барахолкой.
Ну, в общем-то приехал.

И накатили воспоминания.
Был я тут в 96-м.
Collapse )
Просто я

Заметки набалованного.

Случилось так, что в первую декаду декабря я стал одинок. Моя семья, включая собаку-писательницу, которая четыре года назад своими дневниками снискала себе нешуточную популярность на сайте знакомств для геев, отвалила в Берлин. Куда и я должен наведываться каждые выходные. В Москве-то скучно и не безопасно. Ну и раз я одинок, то почему бы не шикануть? И не добраться до аэропорта не в обычном «Аэроэкспрессе», а его бизнес-классом? И потратить на себя целых 900 рублей! Тем более, что там публика должна быть поприличнее обычных вагонов. А то очень уж свежи воспоминания, как год назад всю дорогу до аэропорта мне злобно пыхтел в лицо како-то патриотично настроенный юнец. Ему моя яркая куртка с крупным названием европейской страны очень не нравилась.

Collapse )

Просто я

Конец приключений Розовой Гадюки.

Ну все! Меня прорвало и сейчас понесет!

Звонок на мобильный. Проникновенный юношеский голос:
- Изидор, здравствуйте! Меня зовут Гертруд. Я из фирмы «Chulki-vobla-sobolja Реалити». Вы нам заявку оставляли на покупку недвижимости заграницей. И вот мы...

Тут позвольте дать небольшие пояснения. Действительно, когда я покупал квартиру в Германии я везде подряд разослал письма-желания. Но это был аж в 2010 году.
- Послушайте, Гертруд! Вы действительно считаете, что я три года сижу на чемодане с деньгами и жду когда Вы мне позвоните? - молниеносно включаюсь в игру я. Собеседник на том конце начинает громко ржать. Я же не останавливаюсь.
- Действительно, смешно. Три года обрабатывать заявку. Слава Богу, что я не расслышал как называется Ваша фирма. А то над ней, после моих рассказов ржала бы вся Москва.

И понимая, что до собеседника наконец-то дошел весь идиотизм ситуации, усугубленный его неуместным, но резко оборвавшимся хохотом, вежливо прощаюсь и высказываю надежду на то, что это прощание будет вечным.

Collapse )

Просто я

Брайтон-Бич

Очень и очень давно моя семья, которая в тот момент состояла из мамы-папы-сестры-меня приятельствовала с другой, так сказать, семьей. Хотя семьей, в моем тогдашнем понимании, назвать эта ячейку было трудно. И состояла она из нескольких основных предметов, которые вызывали мое дошкольное вожделение.

Первое.

Пишущая машинка. Электрическая! Я, в том возрасте в котором не умеют писать, мог выводить красивые буквы. Ну и хозяйка этого продукта внеземной цивилизации - высокая женщина по имени «Тётяаня» со срезанно-обвислым двойным подбородком, густыми голубыми тенями, широкой кормой и тяжелыми сиськами, умеющая готовить диковинные пирожки в масле на сковородке, и пахнущая каким-то загадочными духами, запах которых я узнал бы и через 50-т лет, но которых я никогда в своей жизни не встречал.

Второе.

Одиннадцать маленьких, очень приземистых машинок. Которые отличались от моих собственных и бережно хранимых тем, что их можно было хуярить друг об друга. И об этом просила их хозяйка. Дочка  владелицы пишущей машинки - девица гренадерского роста, кошерной внешности и отсутствующим мозгом. Ну а что от нее хотеть-то? Она у мамаши первая была. И родила она ее глубоко за сорок.

Collapse )

Искренне Ваш

Конец махачкалинского Берлина.

Здравствуйте, мои уважаемые читатели!
Начинаю рубрику «Вы нам писали или по следам наших публикаций».
Начинаю и заканчиваю. Потому как благодаря Вашим письмам, мои дорогие читатели, я больше не сотрудничаю с глянцевым махачкалинским журналом, который и отправил меня в командировку в Берлин, из которого я должен был объяснить кормящим дагестанским мамашам «для чего в Дербенте не проводится гей парад, несмотря на то, что у нас есть даже крепость! ». И случилось это после вот этого письма:

«nikitasun
22 июн, 2013 16:18 (местное)
А кто из твоих предков еврей? :-P Как минимум, 1/4 крови твоей таки еврейская. Узнаю эту национальную каверзность.»

Нет, Вы представляете каков наглец??? Прям в лоб и про такое? Естественно, правоверные читательницы высказали свое возмущение! И теперь та журнальная колонка, что была выделена для моих рассказов о гомопроститутках всего мира, отдана рубрике «Материнский капитал. Богатей быстро не рожав ни разу!».

Зато я теперь обладаю некоторым количеством фото с сегодняшнего парада. Которые безо всякого стеснения тут и выкладываю.
И еще раз спасибо Махачкале за фотопленку, проявитель и фиксаж, которые сделали возможными этот фоторепортаж.

PS: Магний для вспышки и тренога для фотяга были моими.






L1110455

L1110441

Collapse )
Искренне Ваш

Парад и кладбище.

По следам моей предыдущей публикации редакция журнала, отправившего меня в служебную командировку на Берлинский гей прайд,  получила огромное количество восторженных писем от преданных читателей. К сожаления, за неимением печатных мощностей, отвечу на одно из этого огромнейшего потока.

Павел из города Москва спрашивает:

«+35 хорошая погода для гей-парада, будет много раздетых парней, это не Москва с холодным ветром и +20.

Collapse )